Методологические основы разработки моделей тренировочных занятий icon

Методологические основы разработки моделей тренировочных занятий



НазваниеМетодологические основы разработки моделей тренировочных занятий
страница1/13
Дата конвертации17.02.2013
Размер2.84 Mb.
ТипДокументы
источник
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

А.М. Зеленцов, В.В. Лобановский


А.М. Зеленцов, В.В. Лобановский

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РАЗРАБОТКИ МОДЕЛЕЙ ТРЕНИРОВОЧНЫХ ЗАНЯТИЙ


"Чтобы управлять, нужно знать" Н.МАмосов


Создание достаточно полного и единого представления о том направлении в развитии футбо­ла, которое раскроет в полной мере тактические, технические и функциональные возможности футбо­листов, возможно в том случае, если совместными усилиями ученых, тренеров, врачей будет постоянно осуществляться глубокий анализ тенденций разных сторон эволюции этого вида спорта. Прежде всего это касается круга вопросов, связанных с содержанием футбола, методов организационного и научного обеспечения, тех целей, которые ставят перед робой и командой тренеры, ученые, специалисты, и задач, которые они решают. Раскрыть эволющию невозмо­жно без анализа системы связей между футболом (как одним из аспектов культурного творчества) и обществом, наукой, так как эти процессы развива­ются в тесной связи. И просто сопоставив отдельные этапы в развитии футбола с соответствующими эта­пами развития спортивной науки, культуры, мы не получим ответа на волнующий нас вопрос. Проблема значительно сложнее, поэтому нужно глубокое про­никновение в логику и структуру стилеобразующего мышления тренеров, ученых, специалистов. Следует отметить, что логика мышления тренеров ранее сво­дилась к тому, чтобы на основе разных способов раскрытия функциональных возможностей и способ­ностей спортсменов реализовать их, расширить сферу применения коллективного тактического мышления футболистов в плане использования игрового прос­транства, взаимозаменяемости, скорости коллектив­ных действий и т.д. Это, в свою очередь, послужило основанием для уточнения некоторых сторон тренировочного процесса, отбора футболистов, разработки системы измерений разных компонентов их деятель­ности.

Отдельные компоненты, обеспечивающие игру, за длительное время изменились незначительно. Это те­хнические приемы владения мячом, правила игры, организации турниров. В то же время претерпели значительные изменения тактические действия фут­болистов, их подбор, построение тренировочного про­цесса и т.д. Прежде всего это касается исходной статической структуры, иначе говоря, расстановки игроков, затем — динамической структуры, выражен­ной в индивидуальных и групповых действиях ма­лых, средних и больших коалиций в обороне и атаке. Однако исходная расстановка начинает стабилизиро­ваться и играет все меньшую роль, поскольку значи­тельно расширились зоны действия отдельных игроков, а в связи с этим;и более эффективно исполь­зуется игровое пространство. Возросла также скорость одиночных и коллективных действий, расширился спектр варьирования тактики, появилось иное пред­ставление о значимости моделирования разнообраз­ных тактических действий, необходимых соотноше­ний функционального состояния систем организма, определяющих уровень специальной работоспособнос­ти футболистов. Необходимость последнего связана с тем, что в практике часто наблюдается несоответствие физиологических и биохимических реакций на трени­ровочные воздействия педагогическим задачам разви­тия тех или иных сторон функциональных возмож­ностей. При этом возрастание частоты таких несоот­ветствий значительно ухудшает процесс управления как отдельными сторонами, так и тренированностью организма в целом, что оказывается на уровне специ­альной работоспособности футболиста.

Структура тактических действий и функциональ­ные способности футболистов — понятия взаимосвязанные, поэтому тренировочных процесс является ос­новой не только обучения, но и создания, конструи­рования разных уровней функционирования систем, от которых зависит и уровень игровой деятельности. Необходимо обобщить основы, на которых базируют­ся общие принципы управления, и эксперименталь­ные данные, моделирующие ответные реакции систем в процессе тренировочных занятий и игровой напра­вленности, а также при многократной их репродук­ции в разном соотношении, некоторые способы управления отдельными сторонами функционального состояния футболистов в процессе достижения стой­кой адаптации, соответствующей разным уровням тренированности.

Говоря об управлении развитием двигательной ак­тивности человека, необходимо глубоко и всесторонне изучить механизмы регуляции процессов жизнедея­тельности организма. Некоторые стороны этих про­цессов изучаются с позиций кибернетической теории управления [19, 43, 44]. Идеи, найденные в киберне­тике изменили мышление научных работников в пла­не формирования новых взглядов и стимулировали пересмотр уже накопленных данных.

Как сложное, непонятное сделать более простым и, следовательно доступным? Это трудно, особенно в тех случаях, когда сталкиваешься с такими сложными явлениями природы, как человек, когда "...нет еще полных и точных сведений о многих процессах жиз­недеятельности и, в частности, о сущности мышле­ния, психики" [3]. И здесь неоценимую помощь оказывают достижения кибернетики и прежде всего методология изучения интересующих явлений. Орга­низм человека является очень сложной системой, состоящей из многих подсистем (нервной, мышечной, сердечно-сосудистой, эндокринной и пр.) Тактика футбола — это система специально организованной целесообразной связи и поведения людей, направленна достижение частных и конечной целей в борьбе за результат. Мяч — специально сконструиро­ванная система, которая в силу некоторых свойств (размеров, формы, упругости, массы) может "подчи­няться" человеку, тонко владеющему своим телом и приспособившемуся к свойствам мяча, или не "слу­шаться" человека, если у последнего нет достаточной ловкости и приспособленности управлять его "капри­зами".

Итак, система (человек) входит в соприкосновение с другой системой (мяч), в результате чего последняя получает в пространстве новые параметры движения и входит в соприкосновение с новой системой — воротами. Однако подобное утрированное видение проблемы, по-видимому, мало будет способствовать ее решению. Дело в том, что совершенно разнородные по сложности и свойствам объекты, и здесь нельзя не согласиться со многими исследователями [2, 3, 72], можно рассматривать в качестве систем только в определенных случаях. Это связано с тем., что система есть понятие, отражающее некоторые характерные свойства явлений, вещей, объектов, процессов, это научная категория высокого уровня абстракции. Она является средством преодоления сложности и исполь­зуется только для решения сложных проблем, кото­рые, в свою очередь, разделяются на группы взаимозависимых задач. Так, программа развития футбола осуществляется путем решения огромного количества взаимосвязанных задач. Реализовать та­кую программу можно только с учетом всей сложно­сти разветвленных связей и при условии специально разработанной системы.

Система — это "... способ мышления и практичес­кой деятельности, вытекающий из общенаучной стра­тегии, когда сложность принимается как существенное, неотъемлемое свойство объектов" [72, с. 48].

Следует отметить, что разные авторы дают различ­ные определения понятия системы. Наиболее подхо­дящим для нас определением можно считать такое: система — это совокупность развернутых в простран­стве и времени связей, объединяющих различного уровня структуры в целостное образование.

Все процессы в организме человека (физические, анатомические, химические и т.п.) находятся в пол­ном единстве. Для изучения одного из них его нужно прежде всего выделить. Это требуется и для анализа проблемы в целом, а поскольку в последние годы преобладает стремление к синтезу знаний, то такой методологический подход позволяет целесообразно управлять отдельными системами для решения пос­тавленных задач.

Поэтому, изучая систему, мы в то же время изу­чаем и разнородные явления, что позволяет найти некоторые общие правила постановки и реализации любого процесса. *

В конечном итоге полученные сведения помогают выбрать такие средства и способы воздействия, с помощью которых становится возможным решение проблемы.

Каждая система обладает такими свойствами, как целостность делимость, изолированность, определи­мость и др. Кроме того, она имеет структуру, т.е. определенное количество взаимосвязанных подсистем.

Структура — это некоторая упорядоченность связей между элементами системы. Изучение структуры дает возможность оценивать систему по разным признакам, в частности по однородности или разнородности элемен­тов. Например, если игру в футбол рассматривать как систему, то она состоит из отдельных игроков, техни­ческих приемов владения мячом, тактико-стратегичес­кого поведения игроков без мяча и т.п.

Если команду футболистов рассматривать как функционирующую систему, то совершенно разнородные элементы объединяются в совместно выполняе­мую задачу — не проиграть и при возможности выиграть.

Как следует из приведенного, структурные призна­ки выбираются в зависимости от решаемой задачи. Например, в одном случае в качестве системы мы рассматриваем футболиста, организм которого трени­руем; в другом — команду в целом, которую мы объединяем технико-тактическими приемами, постав­ленной целью; в третьем — нашу команду и команду-соперницу, объединенных стратегией игры и т.д. Сле­дует учитывать, что система может иметь огромное количество разных структур в зависимости от приз­наков. В частности, игроки команды могут группиро­ваться по амплуа, квалификации, возрасту, скорости передвижения, уровню координации, особенностям мышления и т.д.

Функционирование любой системы представляет собой прежде всего информационный процесс. Напри­мер, регулирование двигательной активности футбо­листа осуществляется благодаря тому, что организм все время производит специальную обработку получае­мой им при выполнении действий информации. Регу­ляция и управление движениями зависят от перера­ботки срочной информации пространственных, вре­менных и силовых параметров [49]. Механизм обра­ботки информации представляет собой сложную функциональную систему [54], в которой двигатель­ные компоненты играют важную роль [34]. Необходи­мо обратить внимание на некоторые принципиальные моменты в понимании сущности информации.

Современные научные методы исследования не поз­воляют нам "увидеть" информацию. Даже анализ регуляции сложных функций организма, процесс, ко­торый называется информационным, не дает возмож­ности показать движение информации [50, 51]. Можно увидеть взаимодействие материальных веществ, наделенных энергией, а информация — вещь не материальная. Это понятие было создано для объ­яснения невидимых процессов [41, 51, 64 и др.].

Понятие "информация" может быть истолковано как некоторая совокупность сведений, определяющих меру знаний о тех или иных событиях, явлениях и их взаимосвязи.

Такое определение подчеркивает огромное многоо­бразие содержания информации, которая проявляется в самых различных физических, биологических, со­циальных и других явлениях. Оценивается информа­ция в зависимости от ее влияния на процесс принятия решений.

Чтобы получить полезную информацию, необходи­мо проанализировать факты и обработать ее количе­ственную сторону. Введение количественной инфор­мации является весьма сложной задачей. Любое сооб­щение, с которым мы сталкиваемся в теории инфор­мации, представляет совокупность сведений о некоторой системе или ситуации.

Очевидно, что если бы состояние системы или процесса было известно заранее, не было бы смысла передавать сообщение. Информация приобретает смысл тогда, когда состояние системы заранее не известно. Например, на одном из этапов тренировки возникла необходимость оценить изменение уровня специальной работоспособности футболиста под воз­действием серии тренировочных занятий, в каждом из которых неизвестны количественные значения от­ветных реакций систем, определяющих ее динамику. А вот другой пример. В процессе тренировочных занятий каждая команда разучивает целый набор различных тактических приемов, из которых состоит структура отбора мяча или структура поведения груп­пы футболистов при реализации атакующих дей­ствий. Неопределенность заключается в том, что неизвестно, какая группа приемов окажется наиболее целесообразной и будет реализована. Уменьшение сте­пени этой неопределенности зависит от многих фак­торов, в частности, от преимущества технической подготовленности в обращении с мячом, надежности связи тактических действий между игроками, скоро­сти переработки информации у игроков нашей коман­ды в сравнении с соперником. Эффективность всех этих факторов базируется, в свою очередь, на уровне функциональных возможностей систем, обеспечиваю­щих проявление различных качественных и количе­ственных сторон двигательной координации, скорости перемещения отдельных футболистов, выносливости, памяти, способности предвидения той или иной игро­вой ситуации и т.п.

В конечном итоге целесообразность использования необходимых тактических приемов как интегральных показателей перечисленного зависит уже от избран­ной стратегии их применения.

Таким образом, неопределенность ситуации заклю­чается в том, что до проведения опыта, т.е. игры, мы не знаем в точности, какой из возможных вариантов будет наиболее рациональным. Поэтому количество получаемой информации является той мерой, которая уменьшает неопределенность ситуации и зависит только от числа исходов, причем неопределенность тем больше, чем больше число исходов. Здесь прак­тика футбола сталкивается с большими трудностями анализа и обработки количественной информации, В этом плане организм человека имеет явное преимуще­ство. Различные виды внешних воздействий вызыва­ют различные, строго соответствующие их специфике частоту и величину импульсов. Это позволяет органи­зму на каждое из них реагировать определенным образом, высчитывая в условных единицах информа­тивность сигнала ( отношении энергии воздействия к энергии реакции). При помощи определенных знаков информация может сохраняться. В основе этого соответствия лежит соответствие между сигналом и меха­низмом реакции на него. Исчезновение или измене­ние одного из элементов информационной ситуации означает исчезновение соответствия между ними и утрату информативности.

Внешнее воздействие сигналов непрерывно оцени­вается организмом, который реагирует на них в за­висимости от этой оценки. Субъективные оценки сигналов могут не совпадать с их объективным зна­чением для организма. В этом и заключается разли­чие между ценностью информации и ее значением. Значение объективно и абсолютно, а ценность — субъективна и относительна.

Оценка информации организмом осуществляется путем сличения ее с фиксированными состояниями многоуровневой модели среды, в которых степенью воздействия обозначено значение информации, прове­денной , с одной стороны, в историческом опыте, с другой — в индивидуальном, в том числе и создава­емой благодаря многократному повторению соответ­ствующих тренирующих воздействий.

Однако отдельные уровни модели в оценке инфор­мации иногда расходятся, и тогда между ними воз­никает напряжение, которое может привести к разрушительному стрессу, разрегулированию всей си­стемы.

Переработка или преобразование информации в организме совершается с конкретной целью, которая определяется задачами его функционирования. Так, в системе управления входная информация перерабаты­вается в сигналы управления, приводящие к нужному результату. При решении каждой определенной зада­чи необходимо создать такие условия переработки информации, чтобы в результате получить ответ на поставленный вопрос. Например, спортсмену, не обладающему достаточно высоким уровнем скоростных возможностей, нужно предложить целый ряд соответствующих упражнений, распределив их в требуемой последовательности с оптимальной частотой и коли­чеством повторений, продолжительностью, интенсив­ностью и т.д., учитывая необходимые биохимические и физиологические сдвиги, определяющие проявление скорости. При этом создаваемые условия функциони­рования систем организма перерабатывают и преобра­зовывают получаемую информацию. В результате тренирующих воздействий накапливается такой уро­вень биохимической и физиологической информации, который может обеспечить высокое проявление скоростных возможностей. Однако если при решении этой задачи допустить ошибку по одному или нескольким условиям (количеству повторений, частоте -или структуре упражнений), в организме будет накапливаться информация, которая не сможет обеспечить высокий уровень скорости передвижения спортсмена.

Все это связано с тем, что процесс .переработки информации совершается в соответствии с определен­ными правилами, для которых существует определе­ние — алгоритм. Алгоритм — это порядок, последовательность развертывания процессов функци­онирования системы. Изучая процессы управления, следует обратить внимание на приемы, по строгим правилам, задаваемым системам извне или вырабаты­ваемым в процессе деятельности самой системой [2, 3]. Иными словами, процесс управления в саморегули­руемых системах сводится к реализации определенно­го алгоритма функционирования этих систем. Следовательно, чтобы изучить процессы управления в саморегулируемых системах типа организма, нужно прежде всего расшифровать и изучить строение алго­ритма, согласно которому они функционируют.

Нахождение алгоритмов воздействия на физиоло­гические процессы очень важно для спортивной тре­нировки.

Каждый алгоритм представляет собой описание определенных информационных актов и определен­ных логических условий выполнения этих актов, поэтому его можно выражать в виде некоторого соче­тания различных символов, принятых в математике. Таким путем мы получаем запись логической схемы алгоритма.

Предположим, что игровое упражнение (v) с задан­ными продолжительностью (t0 ) и интенсивностью (S) вызывает определенные сдвиги в состоянии одной или нескольких систем:




уровень которых к момену окончания серии приоб­ретает иное значение:

уровень которых к моменту окончания серии приоб­ретает иное значение:





После выполнения достаточно утомительной рабо­ты наблюдаются несколько стадий- восстановления системы (рис.1).





Повторное выполнение таких же v серий в стадии ^^(А) приводит к тому, что уровень системы /* дости­гает состояния, равного





Если сохранить большинство перечисленных фак­торов воздействия на ту же систему V = у (t0S), но изменить алгоритм воздействия, т.е. миновать стадию t1 (А) и перенести повторность упражнений на стадию t2 (В)1 то система ( например, сократительная способ­ность мышц у', сопротивляемость мышц утомлению и" к концу занятия окажется уже на другом уровне:





Если в дальнейшем перенести воздействие на стадню tз(Д) (при условии сохранения факторов воздей­ствия V), то в результате уровень и соотношение систем окажется принципиально иным, т.е.





Как следует из примера, изучение алгоритма пове­дения системы при разных условиях воздействия на нее позволяет разработать алгоритм управляющих воздействий и, сообразуясь с поставленными задача­ми, изменять ее состояния.

Следует отметить ряд свойств алгоритма. Алгорит­мы бывают общие и частные. Такое деление оправда­но при исследовании биологических систем, отличаю­щихся большой сложностью структуры и функциони­рования. Алгоритмы обладают свойством детермини­рованности (здесь подразумевается причиннообусловленность, однозначность и точность указаний, содер­жащихся в алгоритме). Процесс переработки инфор­мации должен происходить в соответствии с заданным алгоритмом всегда одинаково (для биологи­ческих систем, по крайней мере, в границах достовер­ного "коридора") и независимо от лица, осуще­ствляющего алгоритм. Алгоритм — понятие массовое. Он может быть применен к любой задаче. Если сос­тавлен алгоритм, описывающий какой-либо биологи­ческий процесс, то часто его можно использовать и

для описания другого, в частности физического про­цесса. И, наконец, результативность алгоритма. Это такое свойство, которое через определенное, время должно привести к цели. Время достижения цели зависит от многих компонентов, составляющих прог­рамму управления.

Для того, чтобы управления было реальным и не представляло собой лишь распоряжения, которые трудно или невозможно выполнить, необходим еще ряд условий. Управляемая система должна обладать способностью переходить в различные состояния. Практически всегда можно выделить несколько пара­метров, численное значение которых характеризует состояние системы в каждый момент времени. Для организма человека — это баланс тормозных и возбу­дительных процессов, соотношение элементов крови, мышечная сила, масса тела, скорость протекания биохимических процессов и многое другое. Для фут­больной команды — это количество выигранных еди­ноборств, перезахватов и отборов мяча, нацеленных передач, созданных и реализованных голевых ситуа­ций, ударов по воротам, созданных целесообразных позиций для продолжения реализации тактических действий и т.д.

Таким образом, выделив те или иные параметры, достаточно полно характеризующие управляемую си­стему, можно определить пространство состояний, в котором находится или может находиться система. При этом, задавая границы возможных значений ка­ждого из параметров системы, можно определить область допустимых состояний. Совокупность число­вых значений, отражающих взаимоотношение параметров функции, характеризует состояние системы. Например, чтобы обобщить состояние двигательного анализатора, оценивают способность дифференциро­вать пространственные, временные и силовые параме­тры заданного движения. Считается, что достаточно координированное движение будет при условии, если допустимые ошибки не превысят порог различимости для каждого из параметров с учетом сложности движени я и стоимости достигнутой цели. Перемещение параметров в пределах допустимых границ изменяет состояние системы. Для деятельности сердца такими границами являются ЧСС и изменение ее под воздей­ствием каких-либо раздражителей.

Эффективное управление заключается в воздей­ствии на управляемую систему таким образом, чтобы она переходила из исходного состояния в заданное. Однако следует учитывать, что управление фактичес­ки теряет смысл, если отсутствует цель управления. Кроме того, это может происходить тогда, когда вы­браны случайные управляющие воздействия или сла­бо выраженные, не влияющие на изменение параметров и систему в целом. Чтобы избежать этого, необходимо располагать данными об исходных и же­лаемых состояниях большинства параметров системы в количественном виде. При воздействии на них в тренировочном процессе следует оперировать опти­мальными силой, частотой, продолжительностью и соотношениями разных по направленности занятий, иначе в состояниях систем будет отсутствовать необ­ходимое изменение или наблюдаться бесцельное блу­ждание. Управление должно также предусматривать определенный выбор из некоторого числа воздейству­ющих факторов, поскольку чрезмерная ограничен­ность выбора или излишнее расширение из снижает эффективность управления из-за того, что наиболее эффективные воздействия могут остаться вне поля зрения.

В связи со сказанным возникает необходимость разра­ботки црограмм управляющих.воздействий на параме­тры систем, обусловливающие состояние последних.

Программой мы называем алгоритмы управляю­щих воздействий на системы с целью выполнения заданной функции. Программа является системой факторов, алгоритм воздействия которых в качестве сигналов реализует поведение системы.

Для правильного выбора, или, точнее, создания программы управляющих воздействий необходимо знать не только цель, не только желаемое состояние, но и текущее, включающее соотношение уровней па­раметров, определяющих состояние системы в дан­ный момент. Только в этом случае может быть составлена траектория движения системы и приняты решения, направляющие ее по нужному пути. Без информации о состоянии управляемой системы эф­фективное создание программ воздействия или нево­зможно, или, в лучшем случае, неэффективно. Кроме того, следует также учитывать, что каждая система находится под влиянием не только алгоритма управ­ляющего воздействия, но и той среды, которая ее окружает и на которую она сама в какой-то степени влияет. Эти "возмущающие" воздействия внешней среды могут отклонять движение системы от выбран­ной траектории.

Естественно, что чем лучше мы знаем поведение системы под влиянием факторов внешней среды и чем полнее сведения о самих внешних воздействиях, тем правильнее могут быть выбраны управляющие воздействия.

Таким образом, на управляемую систему (футболи­ста) действуют различного рода факторы, которые могут отклонять состояние системы от желаемого. Совокупность таких факторов называется возмущени­ем (например, изменение условий внешней среды).

Кроме того, следует отметить, что на систему, которая управляет (тренер) и определяет программу, поступают команды извне. Это называется задающи­ми воздействиями, а команды, поступающие от упра­вляющей системы к управляемому объекту, называются управляющими воздействиями.

В спортивной практике к управляющим воздей­ствиям можно отнести необходимые по структуре упражнения, определенные вариации продолжитель­ности и разные уровни интенсивности их выполне­ния, режимы чередования л серий упражнений с отдыхом, количество повторений, задачи действий в реализации технико-тактических упражнений и т.д.

Методы управления определяют и способы вырабо­тки управляющих воздействий. Следует учитывать, что существующие управляемые системы могут быть многофункциональными. Коллектив футбольной ко­манды, которому необходимо выполнять большое ко­личество двигательной и творческой деятельности, является одной из таких систем. Для управления им необходимо располагать рядом управляющих воздей­ствий, каждое из которых связано с. выполнением определенной функции. Эти управляющие воздей­ствия взаимосвязаны и зависят от уровня друг друга.

По определению Н.М. Амосова, воздействие — это получение системой извне или сообщение вовне энер­гии (информации). Воздействие имеет определенные параметры: вид энергии, область приложения, интен­сивность, продолжительность и т.д. В условиях взаи­модействия нескольких сложных систем воздействие — это функция одной системы или восприятие функции другой системы.

В результате воздействия в организме накаплива­ется информация о том или ином процессе, действии, событии и т.д. в виде моделей, представленных их структурой или функцией. Эти модели запоминаются и сохраняются в течение определенного времени. Вы­деляют два типа запоминания, или памяти, — крат­ковременную, или функциональную, и долговре­менную. Как сложные системы, обладающие способностью моделировать внешний мир, они имеют свои типы моделей и свою систему запоминания.

Следует отметить, что усвоение информации и ее переработка заключается в трансформации одних мо­делей в другие. Иными словами, временная модель сравнивается с другой моделью—эталоном из памяти — с последующей выдачей сигнала, который соответ­ствует новой, обобщенной модели. Этот процесс мож­но назвать этажными моделями (или иерархи­ческими). Осуществляется он в виде пространствен­ной или временной суммации, т.е. в первом случае "узнается" пространственное расположение элементов модели той или иной системы, во втором — последо­вательность изменения элементов, например возбуж­дение рецепторов во времени [3].

Чем выше этаж модели, тем большее число возмо­жных моделей внешнего (или внутреннего) мира он содержит и больший круг событий осмысливает. Ка­чество моделей определяется прошлой тренировкой. Изменение той или иной ситуации, действия во времени воспринимается как последовательное возбужде­ние моделей отдельных моментов. Чтобы распознать всю ситуацию, не обязательно увидеть ее от начала до конца — это можно сделать по первьгм фрагмен­там, если она или подобная ей много раз повторялась и уже запечатлена в памяти. На этом основано пред­видение, играющее большую роль в жизнедеятельно­сти вообще и в спортивных играх в частности. Чем выше уровень сознания, тем по большему числу па­раллельных и взаимодействующих каналов анализи­руется информация, этот анализ может осуществлять­ся на разных уровнях (сознания, подсознания).

В общих чертах, по Н.М. Амосову, программы поведения сводятся к этажной переработке внешней и внутренней информации с обучением, поиском, созданием многих моделей смысла и качества. Это выражается: в построении воображаемого плана (в виде многоэтажной модели образов и качеств, отра­жающих ощущения); принятии решения (в результа­те оценки разных вариантов); в самих действиях (на основе последовательного включения комбинаций за­ученных движений.

Действия осуществляются под контролем обратных связей мышц, суставов, объекта воздействия. В памя­ти последовательно отражается модель выполняемого действия и сравнивается с планом. Если есть рассо­гласование, то включается программа увеличения или уменьшения усилий, изменения плана либо прекра­щения действий. Выполненные в тех или иных ситу­ациях действия остаются в памяти в виде модели на одном или .нескольких этажах, т.е. запоминаются подробно, в общем виде или в виде деталей.

Важнейшей частью игровой деятельности футболи­ста является творческий выбор решения ситуаций, что представляет собой синтез новых двигательно-тактических моделей в коре головного мозга, в противо­положность способности только рефлекторно воспро­изводить заученные действия. Новые модели (как комбинации из готовых моделей) создаются в резуль­тате определенной программы поиска либо непредви­денного стечения обстоятельств.

Можно отметить большое разнообразие в поведе­нии футболистов, которое объясняется различиями в наследственной способности перерабатывать и запоми­нать информацию, воспитании, предыдущих услови­ях жизни. Следует учитывать, что даже при прочих равных условиях становление игрока как тактичес­кой единицы может происходить по-разному, в зави­симости от самоорганизации, когда возбуждение и тренировка одних моделей формируют вокруг себя другие. Чем выше уровень мышления, т.е. больше параллельных цепей и этажей в обработке информа­ции, тем разнообразнее и отчетливее индивидуальные различия.

От самоорганизации зависит количество комбина­ций новых моделей двигательных игровых действий футболистов, несмотря на одинаковые условия тренировочного процесса для всех игроков. Отсюда и раз­ный уровень технического и тактического мастерства, приобретаемый в процессе тренировочных занятий.

Ученые считают, что всякое познание можно трак­товать как моделирование. "... Когда я что-то знаю, это значит, что в коре моего головного мозга имеются модели, отражающие объект" [2].

Каждый из нас постоянно пользуется моделями. Любой человек повседневно использует модели для принятия решений, но делает это интуитивно. Умственная модель довольно зыбка. Она неполная, не­четко сформулирована. Более того, такая модель меняется со временем — даже в течение разговора. При обсуждении единой темы каждый участник поль­зуется различными умственными моделями для представления объекта разговора. Даже основные допущения могут расходиться. К тому же цели раз­личны и не формализованы. Поэтому поиск компро­миссов занимает так много времени. И не удивительно, что решения ведут к пониманию закономерностей и программ, не достигающих намечен­ных целей или создающие новые трудности, еще более нежелательные, нежели те, от которых пыта­лись избавиться. Это, естественно, не означает, что появилась необходимость в "избавлении" от умствен­ных, или интуитивных, моделей, но если речь идет о реализации тренирующих воздействий и достижения необходимых уровней адаптации к ним, то следует добиваться четкости в определении принятых допу­щений при включении их в модель.

Часто применение интуитивных моделей трениру­ющих воздействий, направленных на повышение ка­ких-либо сторон функциональных возможностей, не достигает своей цели из-за отсутствия достаточно то­чных границ факторов воздействия и невозможности создания нужного соотношения функциональной ак­тивности систем организма футболистов.

Числовые модели очень похожи на умственные. У них тот же источник. Их можно обсуждать, исполь­зуя ту же терминологию. Но числовые модели имеют и существенные отличия. Они точно формулируются, в них используется однозначное математическое опи­сание. Необходимо иметь такие модели, структура и взаимосвязи которых достаточно полно представляют рассматриваемую систему. Уже сейчас можно постро­ить модели, которые будут значительно превосходить интуитивные, используемые для разработки трениру­ющих программ.

Перед тем, как создавать модель тренировочного или игрового процесса, нужно точно знать, на реше­ние каких вопросов она ориентирована. Если это неясно, то невозможно решить, какие переменные и соотношения включать в модель, а какие отбрасы­вать.

После определения основных вопросов необходимо установить "границы модели", т.е. выбрать те коли­чественные величины и отношения, которые окажут­ся достаточными для решения стоящих задач. Следует отметить, что за- "границами" имеются фак­торы, которые не влияют на поведение системы, а кроме того, и элементы, влияющие на систему в течение периода моделирования. Внутри границ есть переменные, значения которых изменяются во време­ни из-за взаимодействия с другими переменными вну­три границ (интенсивность и продолжительность выполнения двигательных действий), или ввод новых задач тактико-технических действий изменяет в рам­ках установленных границ координационную струк­туру действий (например, смена задачи действия: прессинг на чужой половине поля на встречный отбор мяча). Таким образом, существует двойная связь ме­жду каждой из переменных и частью системы. Пере­менные изменяют систему и изменяются системой. Если даны начальные условия (значения) для переменных состояния, а также их взаимосвязи, то последующие изменения значений переменных состо­яния при моделировании определяются для всего будущего.

В последнее время моделированию уделяется боль­шое внимание, так как несмотря на широкое исполь­зование моделей, в частности моделей биологических процессов, этот метод мало рассматривался в методо­логическом аспекте и современные пути и средства моделирования, в том числе и в спортивной науке, используются далеко не полностью.

Всякая модель является специфической формой познания (отражения действительности).Если в неко­торых простых, вещественных моделях это отражение происходит в реальной или приближенной к реально­сти форме, то в логико-математических моделях их соответствие оригиналу выражается сложными взаимосвязями абстрактных и вполне осязаемых катего­рий.

Опираясь на принципы изоморфизма, современная биология все шире использует методы кибернетичес­кого моделирования. При подобном моделировании биологических процессов, как правило, воспроизводится функциональная структура изучаемого объек­та, общие принципы управления и связи.

Кибернетический подход является надежной гарантиией против необъективных антропоморфных су­ждений при моделировании.

Все модели строятся по определенным правилам. Следовательно, моделирование подразумевает известную последовательность действий: Наблюдение над естественным ходом того или иного процесса. Выво­ды, вытекающие из наблюдений. Выбор модели. За­ключение, определяющее научное и практическое значение моделирования.

Еслии внимательно рассмотреть многочисленные со­ставляющие процесса подготовки футболистов и игру как результирующую этой подготовки, то стержень современного представления есть не что иное, как теория или теоретические построения, обобщения эм­пирического материала (в том числе и практического опыта) лучших команд мира. Эти построения, выте­кающие из наблюдений над естественным ходом, на­пример, тактических действий команд в финале чемпионата мира, рассматривается через призму фак­тических данных, сопоставляются между собой и сло­жившимися представлениями. Затем исходя из общей совокупности имеющихся и полученных представле­ний строятся те или иные обобщения в отношении индивидуальных и коллективных действий. Иногда при этом предсказываются новые, еще не наблюдав­шиеся элементы тактических построений или спосо­бов подготовки футболистов, которые в дальнейшем используются для проверки теоретических представ­лений.

В то же время, как упоминалось выше, рамки таких эмпирических представлений (теорий) часто не имеют четких границ приложения, вытекающие от­сюда соображения точно не устанавливаются. Система основных понятий в основном описательна и обычно недостаточно укладывается в рамки строго логичес­ких рассуждений, а применение количественных спо­собов анализа затруднительно. Поэтому .современные представления в футболе о принципах организации игры, тактико-стратегических вариантов ее ведения, требованиях, предъявляемых к игрокам, построении тренировочного процесса подготовки высококвалифи­цированных футболистов, способах управления адап­тационными возможностями организма и т.п. не могут ограничиться только эмпирическими теориями. Возникает необходимость создания количественных моделей каждого из элементов, составляющих этот раздел спортивного вида деятельности, моделей, свя­зи и отношения между которыми соответствуют связям и отношениям моделируемых элементов и могут быть выражены данными точных измерений. Создан­ные таким образом модели реализуются в процессе деятельности, и на основе сравнительного анализа оценивается их эффективность Например, в лабораторных или полевых, специально организованных ус­ловиях создается модель тренировочного воздействия с численными границами факторов, которые предус­матривают "выход" активности в соотношение, наи­более благоприятное для определенных сторон тренированности. Другой пример: тактика и страте­гия игры складываются из отдельных тактических индивидуальных и коллективных ходов, особенности которых моделируются в процессе тренировок. Чем большее количество таких мини-моделей в арсенале команды, чем оперативнее и неожиданнее они варьи­руют в рамках избранной на тот или иной матч модели игры вообще и с учетом особенностей сопер­ника в частности, тем выше уровень готовности ко­манды к достижению высоких результатов.

Моделирование как исследование реальных про­цессов или объектов — один из главных методологи­ческих принципов подготовки футболистов. Тренеры заинтересованы в количественных оценках состояния футболистов, организации тактических действий, структур ведения игры, построения тренировочного процесса и т.п., так как наглядность такой шкалы критериев исчерпывающе объективна. Этот метод позволит использовать наряду с эмпирическими зна­ниями, точные математические расчеты. Так, концеп­ция "черного ящика" оказалась весьма плодотворной для решения многих проблем в построении трениро­вочного процесса. Как известно, "черный ящик" — это система с малоизвестной или неизвестной внут­ренней перестройкой активности функционирования и выдачи ответной информации на выходе в резуль­тате заданной совокупности входных сигналов. Поскольку механизмы реакций функциональных сис­тем, определяющих специальную работоспособность футболистов в сложных тренировочных или игровых условиях, изучены явно,недостаточно, то построение моделей только на основе зависимости типа "вход-вы­ход" представляется целесообразным. Здесь "вход" — это факторы тренировочных или соревновательных воздействий, "выход" — состояние и соотношение активности систем в результате воздействий. Если в процессе представленных тренировочных воздействий получены данные, изоморфные заданной модели, то можно считать, что созданное соотношение функцио­нальной активности системы действительно "решило" поставленные задачи (например, развития специальных скоростных действий владения мячом на фоне тактической деятельности).

Кроме того, такой подход позволяет следить за особенностями становления механизмов адаптации к предложенным воздействиям, учитывать процессы компенсации и восстановления измененного состоя­ния функций, т.е. сложного комплекса приспособительно-восстановительных процессов.

Любая модель состоит из отдельных элементов, и ее точность определяется соотношением количества элементов и связей. Как отмечалось выше, структура и функция сложных систем отражают принцип этаж­ности. Моделирование неизбежно начинается с опре­деленного этажа. Например, предлагаемая в трени­ровочном занятии 5 серия игрового упражнения тех­нико-тактического характера в "двойках" игроков на одной половине футбольного поля предусматривает 2n тактических приемов. Выполнение этого упражнения способствует формированию в двигательной зоне коры головного мозга определенного образа или, как мы говорим, модели двигательных действий на этаже, контролируемом сознанием. По мере повторения ос­вобождаются зоны ("ячейки", по Конорски) для принятия новых доз или порций технико-тактических приемов, а уже изученные, ставшие автоматическими приемы "уходят" на зтаж, не требующий контроля сознания. Для новых порций технико-тактических действий требуется изменение структуры упражнения за счет каких-либо составляющих его элементов. В частности, модель той же серии упражнения, но уже с четырьмя футболистами, позволяет увеличить набор тактических приемов до 2п числа, не говоря уже о том, что изменение игрового пространства с исполь­зованием всего поля еще больше расширяет количе­ство технико-тактических приемов.

Этот пример показывает, что серии игровых упра­жнений являются одним из средств, поэтажно моде­лирующих всю игровую деятельность, и способствуют конструированию специального игрового мышления и образованию необходимых двигательных навыков.

Это понятно, если вспомнить, что архитектура по­веденческого акта заключается в способности коры больших полушарий производить синтез многочис­ленных и различных по функциональному качеству эфферентных воздействий и только после этого формировать поведенческий акт, адекватный обстановке. На основании афферентного синтеза происходит при­нятие решения, которое ограничивает избыток степе­ней свободы в организме и способствует формиро­ванию комбинации возбуждений, приобретающих эфферентный характер. До момента выполнения дей­ствия и появления его результата формируется специальный эфферентный механизм, названный "ак­цептором результатов действия", т.е. аппарат предна­значенный для восприятия информации о полу­ченных результатах и сравнения их с теми парамет­рами результатов, которые сложились в момент дей­ствия раздражения [4, 5]. Обратная афферентация (информация) выступает связующим звеном между предварительно сформированным аппаратом предсказания и результатами действия, названными «сличе­нием параметров». Механизм действия этого аппарата функционирует так, что небольшое рассогласование немедленно переводит активность мозга в сторону активного выбора новых комплексов афферентных возбуждений, соответствующих поставленной двига­тельной задаче. Подобно сказанному, принцип "сен­сорных коррекций", предложенный Н.А. Бернштейном, заключается в том, что если под воздействием внешних или внутренних сил задуманное движение отклоняется от программы действия, возникает аффе­рентная сигнализация, организующая соответствую­щие коррективы путем обратной связи. В реализации сенсорных коррекций принимают участие все виды афферентации, а самое непосредственное и первооче­редное — проприоцептивная система (система сенсор­ных сигналов о позах, сочленованных углах. скоростях, мышечных напряжениях и растяжениях). Состав афферентной информации, участвующей в ко­ординировании движения (а следовательно, и в обра­зовании навыка), его коррекция, а также а также вся система взаимоотношений между ними обозначаются как "построение данного движения". Каждая двига­тельная задача находит себе в зависимости от своего содержания и смысловой структуры тот или иной уровень (этаж моделирования), [9, с. 97].

В работе И.М. Гельфанда, В.Р. Гурфинкеля и М.И. Цетлина "О тактиках управления сложными системами в связи с физиологией" было получено моделирующее математическое выражение обобщен­ности команд в виде целесообразной упорядоченной "матрицы управления".

Согласно предложенной модели, вышестоящие уп­равляющие уровни мозга направляют по аффе­рентным путям в низовые (спинальные уровни) не детализированные команды мышцам, а команды для включения тех или иных рабочих матриц, выработанных ранее. Такая функциональная матрица, будучи включенной, обладает достаточной автономностью в осуществлении элементов движения, маневрируя сво­ими составляющими по приказам прибора сличения при возникшем рассогласовании. Вместе с тем спор­тивная практика, связанная с достижением необычно высокого уровня функциональной активности боль­шей части систем организма (причем с разным их соотношением в зависимости от специализации), тре­бует изучения факторов, с помощью которых можно управлять "внутренними моделями" и добиваться бо­лее высоких спортивных достижений. Для этого не­обходимо располагать "моделями воздействий" на системы организма, которые в свою очередь, позволя­ют получать модели нужных, заранее известных от­ветных состояний ("модель ответа"), и на их основе составлять программу управления тренированностью организма.

Соотношение уровней разных сторон функциональ­ных возможностей организма определяет уровень спе­циальной работоспособности футболистов, является одним из решающих факторов в реализации техниче­ской, тактической и стратегической структур ведения игры. Обеспечение высокого уровня специальной ра­ботоспособности и эффективного решения необходи­мых тактико-технических и стратегических задач достигается многократным повторением моделей тре­нировочных занятий с определенными алгоритмами и различными задачами.

Однако, прежде чем раскрыть особенности струк­туры моделей занятий, следует кратко остановиться на некоторых важнейших закономерностях, лежащих в основе не только тренированности организма, но и его жизнедеятельности вообще. В частности, имеются в виду адаптация и гомеостаз. В последнее время ученые приходят к заключению, что способность к адаптации является одной из наиболее фундаментальных отличительных черт жизни. Действительно, спо­собность к саморазвитию, совершенствованию, освое­нию эффективных способов решения разнообразных задач, связанных с поддержанием жизни в широко варьируемых условиях окружающей среды при не­прерывном воздействии различных возмущающих факторов, является главным отличительным свой­ством живой природы. Поэтому изучение разнообраз­ных проявлений адаптации и скрытых в ней механизмов представляет громадный интерес для тре­неров, так как оно открывает большие перспективы разработки принципиальных методов построения тре­нировочного и соревновательного процессов с целью достижения высоких спортивных результатов.

В наиболее общей форме адаптация проявляется в эволюционном развитии органического мира, состав­ляя существо первого закона филогенеза. Здесь адап­тация приводит к высокой степени приспособлен­ности каждого вида животного мира к выполнению основных жизненных функций (питания, роста, разм­ножения) в условиях той среды, в которой вид суще­ствует.

Не менее распространены адаптационные процес­сы, проявляющиеся на протяжении одной жизни — в онтогенезе. В ходе онтогенеза наблюдается цепь взаимообусловленных, зачастую сложнейших процес­сов дифференциации различных тканей, образования специализированных органов, развития соответствую­щих физиологических функций отдельных систем. У каждого нормально развивающегося организма онто­генез представляет собой неизбежную последователь­ность определенных стадий. Наряду с такого рода приспособлениями в процессе жизни можно обнару­жить и такие, которые происходят лишь в ответ на какие-либо внешние воздействия и зачастую обрати­мы. В качестве примера вспомним появление устало­сти при длительной или тяжелой умственной или физической работе, в различных отклонениях от не­утомленного состояния. Здесь мы встречаемся с пере­стройками функционирования систем, которые повы­шают приспособляемость к непосредственно вызвав­шему их воздействию.

В результате проникновения в сферу биологии идей кибернетики все чаще начинают обсуждаться так называемые переменные организма. Это величи­ны, представляющие собой анатомические и физиоло­гические характеристики организма — пропорции: тела, массу, содержание элементов крови, ЧСС и т.н.;

Считают, что можно выделить две группы перемен­ных: несущественные и существенные. Первые легко; изменяются в довольно широких пределах в зависимости от конкретных условий развития организма или в результате непосредственного воздействия вне­шней среды. Таких переменных (с большими величи­нами) большинство: масса, рост, размеры органов и пр. К ним можно отнести и ЧСС, напряжение мышц, интенсивность протекания обмена веществ и т.д.

К существенным изменениям относятся величины, которые несмотря на широкие вариации внешних воздействий, изменяются мало или совсем не изменя­ются. Например, это количество позвонков, органов, систем, содержание углеводов в организме и.т.п., небольшие изменения которых могут привести к рез­кому нарушению жизнедеятельности организма. или даже к смерти.

Предполагают, что физиологические адаптации мо­жно рассматривать как процессы, направленные на удержание существенных переменных при изменени­ях окружающей среды и на благоприятное для кон­кретных условий изменение несущественных переменных.

Адаптации обнаруживаются на самых различных уровнях жизнедеятельности живого организма: от взаимодействия целого ряда систем до функционирования отдельных клеток. Так, во время приспособле­ния организма футболиста к большой физической нагрузке в сферу адаптации включаются обменные процессы в мышечных тканях, сердечно-сосудистая, дыхательная, нервная и прочие системы. "Приспособ­ление" отдельных игроков друг к другу, решивших осуществить тактический замысел тренера, сопровож­дается соналаживанием огромного количества пере­менных, подчиненных решению целесообразных групповых действий.

При исследовании закономерностей приспособительных реакций организма в центре внимания стоит изучение основного биологического процесса — неп­рерывного распада и синтеза веществ. Находясь в состоянии относительного равновесия, эти противопо­ложные начала жизнедеятельности обеспечивают вы­полнение специфических функций и возмещение израсходованных структур. Раздражители внешней и внутренней среды изменяют это равновесие вследствие преимущественного усиления или торможения, распада или синтеза. Это, в свою очередь, вызывает соответствующее изменение противоположного про­цесса, и нарушенное равновесие восстанавливается. Именно эта реакция лежит в основе адаптации несу­щественных переменных организма к действию раз­личных факторов.

В большинстве случаев начальный ответ организма на действие физиологических раздражителей выража­ется в напряжении той или иной функции, и, следо­вательно, он вызывает прежде всего усиление расходования веществ. Поэтому приспособительные и компенсаторные реакции организма, направленные на нейтрализацию действия раздражителя, заключаются в усилении восстановительной (синтетической) актив­ности.

В связи с тем, что окружающая среда влияет на человека непрерывными воздействиями физических, социальных и других факторов, ответная реакция организма выражается непрерывными колебаниями биосинтетических процессов, соответствующих этим воздействиям. Биологическим процессам свойственны все законы движения материи в том числе и ритми­чность, которая характеризуется повторяемостью того или иного состояния через определенные промежутки времени. Выражением цикличности является непре­рывное чередование напряжения деятельности тка­ней, органов и систем и организма в целом: сокращение и расслабление сердца и других мышц, возбуждение нервной системы и ее торможение, вдох и выдох и т.д.

Кроме того, реакции организма на раздражители внешней среды также протекают волнообразно. Если весь процесс жизни рассматривать как непрерывный процесс адаптации, т.е, способности к самосохране­нию, то можно говорить об общебиологическом зако­не волнообразности адаптационного процесса. Обеспечение постоянства на основе переменчивости, постоянства через непостоянство — такова формула адаптации [57], или стресс (по Селье). Вместе с тем в настоящее время принято различать стресс покоя, не превышающий повседневного уровня, и стресс, выз­ванный действием более сильных по величине и ха­рактеру раздражителей. В нашем случае трениро­вочные воздействия, имеющие определенную специ­фику, следует рассматривать как различные по вели­чине и характеру стрессовые ситуации.

Следует учитывать, что при взаимодействии с вне­шней средой происходит наложение внешних ритмов на внутренние, а результатом такой суммации опре­деляется физиологическое состояние различных орга­нов.

Гомеостаз в этом смысле является не только сово­купным процессом функционирования большого чис­ла систем, направленного на стабилизацию внутреннеи среды организма, но и выступает в роли постоянного уравновешивания ритмов биологических процессов с ритмами разнообразных воздействий на организм.

Еще Н.Е.Введенский и А.А.Ухтомский показали, что суммация ритма действия раздражителя с соб­ственными ритмами биологических систем представ­ляет собой сложный процесс, сущность которого заключается в том, что живая система, оказавшись под влиянием определенного ритма внешних воздей­ствий, перестраивает свой собственный режим мета­болических процессов таким образом, что он начинает соответствовать ритму воздействия, совпадать с ним [13, 65].

Действительно, увеличение силы воздействия тре­нировочной нагрузкой на системы организма должно сопровождаться возрастанием, например, ЧСС, расхо­дования энергии и т.д.

Таким образом, сохранение гомеостаза невозможно без изменения частоты и интенсивности внутриклето­чных процессов, так как им необходимо в новых условиях обеспечивать восстановление деятельности клетки до момента последующего воздействия. Следо­вательно, одним из важнейших механизмов приспо­собления организма к внешним воздействиям является соответствующее изменение ритма и интен­сивности физиологических процессов.

В отношении биохимических адаптации необходи­мо отметить, что, несмотря на специфическую приро­ду этих процессов, их функциональные модели вполне аналогичны моделям физиологических адапта­ции и несут в себе те же черты. По сути, в области биохимических адаптации мы имеем дело с такими же адаптивными механизмами, как и в области фи­зиологии, но происходящими на более глубоком уров­не организации биологических явлений.

Еще один, с нашей точки зрения очень важный, момент следует затронуть в связи с адаптацией — целесообразное, или целенаправленное, поведение че­ловека. Обязательными факторами такого поведения являются: постановка цели (предвидение результата деятельности) и построение программы достижения цели. Это проявляется в самом широком разнообра­зии приемов, тактик и стратегий, выбираемых в каждом конкретном случае жизненной ситуации. В зависимости от индивидуального и коллективного опыта непрерывно возрастает эффективность этих тактик или способов поведения. В связи с этим пове­денческие адаптации можно рассматривать в связи с обучением, т.е. с выработкой целесообразных форы поведения в повторяющихся или сходных ситуациях, в частности в коллективных действиях, которые ха­рактерны для футбола.

Известно, что в формировании такого поведение играет большую роль так называемый ориентировочный рефлекс, являющийся основой достаточно прочных временных связей между возникающим* внешними или внутренними нейтральными раздражителями. Эти связи отражают структуру внешнегс мира и, как отмечалось ранее, являются для человека едва ли не первоосновой мышления и творчества, не говоря уже о в общем-то несложных формах поведе ния — образования специфических двигательных навыков, являющихся примером адаптации к тем условиям, в которые ставится футболист.

Сейчас делаются первые, но очень важные шаги в моделировании представления механизмов поведения. Опираясь на существующие теории, можно перечислить факторы, которые объясняют особенности приспособления поведения человека в тех или иных ситуациях. Главной чертой приспособления в поведении является фактор отражения действительности или прогнозирование, который состоит в предвидении будущего хода событий и результатов еще не совершенных собственных действий. Это позволяет челове­ку переходить от малопродуктивных тактик случай­ного поиска к целенаправленным действиям, зачас­тую заблаговременно приспосабливающим организм к эффективному использованию назревающих ситуа­ций. Простейший механизм предвидения, обнаружен­ный в природе, основан на запоминании алгоритма событий.

Другое важное условие поведенческой адаптации — использование возможности сравнивать результаты действий с предусмотренной программой поведения и вносить коррекцию или изменять тактику поведения. При этом обстановка, опыт поведения в прошлых ситуациях допускают гибкое варьирование цели от­дельных приемов поведения, поэтому можно отметить и многоцелевые приспособительные механизмы: уме­ние приспособиться к мячу, новому партнеру, к игре соперника, условиям погоды, поля; к последователь­ности тренировочных занятий, величинам тренирово­чных и соревновательных воздействий, структурам действий в игровых ситуациях. Поэтому в тренирово­чном процессе футболистов необходимо как можно больше и разнообразней моделировать самые различ­ные игровые ситуации, поскольку именно расширение и увеличение количества моделей игровых действий повышает уровень и эффективность работоспособнос­ти и мышления игроков. В результате футболистам на основе создающегося алгоритма применения мно­гомерных моделей удается подняться на самый высо­кий уровень моделирования — импровизацию.

Чем выше степень адаптации в коалиционных дей­ствиях, тем выше класс команды. Целесообразные и различные формы тактического поведения футболис­тов на поле достигаются за счет проявления функци­ональных возможностей, уровень которых повышается в процессе высокоорганизованной трени­ровки.

Поскольку поведенческие адаптации обусловлены определенной целью, афферентным синтезом мотиваций, прошлым опытом, обладают возможностью сличать результаты действия с предусмотренной программой и вносить коррективы или изменять тактику поведения, мы можем говорить о многоцелевых приспособительных механизмах поведения.

Известно, что одним из самых распространенны факторов, который влияет на состояние систем организма, а следовательно, и на адаптационные механизмы, является физическая нагрузка. Причем, разные по длительности, интенсивности, характеру воздействия нагрузки вызывают и различные ответные приспособительные реакции. В частности, большие по интенсивности или длительности физические воздействия приводят к снижению функциональной активности систем, вызывая тем самым временно снижение уровня работоспособности. Такое «срочное» приспособление организма к сложившимся обстоя тельствам названо утомлением. Это состояние является защитной реакцией, предохраняющей организм о чрезмерного, опасного для жизни снижения функциональной активности разных систем. Вместе с тем, утомление является тренирующим фактором для физиологических и биохимических компенсаторных механизмов. Кроме того, утомление создает предпосылки для процессов восстановления и дальнейшего повышения функциональных возможностей [74].

В свою очередь, закономерности восстановительных процессов лежат в основе упражняемости, т.е., способности усваивать, запоминать и накапливать Для того, чтобы обеспечить прогрессивное нарастание функциональных возможностей, необходимо повторное применение физических воздействий.

При целесообразном чередовании физических воздействий и отдыха, причем разных по характеру, величине, интенсивности и т.д. можно добиться отдалённой, или кумулятивной, адаптации к выполняемой работе, а следовательно, и к достижению желаемых спортивных результатов.

Следует отметить, что при достижении высокого ровня тренированности дальнейшее ее повышение затрудлительно. Это связано с тем, что применяемые воздействия в виде нагрузки приводят к все меньшим сдвигам гомеостаза, а именно: новый уровень адаптации достигается при нарушении гомеостаза. Последнее, в силу способности организма к приспособляемости, служит причиной происходящих в нем адаптащонных. изменений, направленных на сохранение гомеостаза [74]. С ростом тренированности должна увеличиваться и сила воздействия тренировочной нагрузки на организм. Поэтому естественно, что достижение высокого уровня функциональных возможностей, которые определяют специальную работоспособность (включающую технические и в определенной степени тактические навыки), невозможно без применения разной степени утомительных общих и специальных нагрузок. Вместе с тем, именно такие условия влекут за собой большие или меньшие физиологические или биохимические сдвиги в организме, последствия соторых заканчиваются только в период отдыха. Без знания закономерностей, определяющих развитие восстановительного периода после физических во-действий, невозможно решение одной из основных фоблем спортивной тренировки — проблемы целесообразного построения моделей тренировочных воздействий с заранее известными по направленности ответными реакциями систем, способствующими повынпению необходимых сторон функциональных возможностей организма футболистов. Это влечет за собой и закономерности конструирования оптимальных тренировочных программ в зависимости от стоящих задач. Кроме того, изучение динамики юсстановления функций представляет также большой теоретический интерес, позволяя приблизиться к пониманию физиологической сущности тренировки.

Еще К. Бернар, считавший, что функционирование любого организма определяется балансом двух проти­воположных, но неразрывно связанных процессов — ассимиляции и диссимиляции, указывал на то, что деятельность ведет к усилению диссимиляционных сдвигов, которые являются специфическим раздражи­телем, стимулирующим развитие созидательных (ас­симиляционных) сдвигов. В дальнейшем эта связь разрушительной и восстановительной сторон деятель­ного состояния начинает утверждаться многими авто­рами. Однако отсутствие новых убедительных исследований, которые могли бы расширить объем знаний по этому вопросу, привело к возникновению различных теорий. Существовала даже теория, что разрушение и восстановление — процессы, несовмес­тимые в один и тот же момент деятельности.

Важнейшим этапом в развитии учения о разруше­нии и восстановлении являются работы И. П. Павлова и В.В. Верховского, которые бесспорно доказали не­разрывную связь между этими двумя процессами. Смысл этой теории: восстановление начинается во время самой деятельности, причем именно при дея­тельности созидательные процессы протекают наибо­лее интенсивно.

И. П. Павлов придавал большое значение изучению восстановления организма и постоянно подчеркивал его огромное значение для углубления знаний о таком сложном процессе, как утомление. Эти взгляды наш­ли свое последовательное развитие в исследованиях Ю.В. Фольборта [67], которые проводились главным образом в плане выяснения взаимосвязи между уто­млением и восстановлением как комплексными и динамическими процессами, конкретное содержание которых имеет широкий спектр варьирования в зави­симости от ситуации.

В результате исследований было установлено, что снизившаяся после утомительной деятельности рабо­тоспособность в периоде восстановления, волнообраз­но изменяясь, возрастает до уровня нормы по типу затухающей кривой. Выявленные при этом стадии восстановления отличаются качественно — различны­ми состояниями, выражающимися в закономерных колебаниях стоимости возобновления работы для ор­ганизма. Подобная фазовость в послерабочем периоде наблюдалась, по сути, во всех системах.

Следует отметить, что разная по направленности физическая деятельность, связанная с проявлением силы, скорости, выносливости (аэробной и анаэроб­ной), оказывает специфическое влияние на восстано­вительные процессы. Это находит свое подтверждение и при изучении обменных процессов, так как деятель­ность, способствующая проявлению каждого из трех указанных свойств, характеризуется специфической практикой их протекания [74].

Кроме того, длительность и выраженность отдель­ных периодов восстановления определенным образом изменяются в зависимости от быстроты снижения работоспособности. Медленно развивающееся утомле­ние приводит к более медленному восстановлению функциональной способности работающего органа до исходного уровня. Период сверхвосстановления не только отодвигается во времени, но и очень слабо выражен. При быстро развивающемся утомлении ди­намика восстановительного периода выглядит иначе: период возвращения работоспособности к исходному уровню сокращается во времени, выраженность свер­хвосстановления возрастает. Если же физическая де­ятельность оказывается чрезмерно длительной, снижение работоспособности может продолжаться и в восстановительном периоде [21, 26]. Развивающееся утомление при различном характере деятельности не­одинаково, это мы видим, сопоставляя данные, полученные при выполнении непривычных работ с быс­трым снижением работоспособности и для привычных работ с медленным ее снижением. В первом случае тормозной процесс развивается быстро и сопровожда­ется резкими обменными сдвигами в организме, во втором — изменения в обменных процессах во время работы менее выражены, торможение выступает в более слабой форме, то появляясь, то исчезая [14, 47].

Большое влияние на характер восстановительных процессов оказывает степень интенсивности физичес­кой деятельности. Максимально возможная интенсив­ность физического воздействия влечет за собой прогрессивные сдвиги в нервных центрах, которые стимулируют стремительное развитие утомление; при работе малой интенсивности, но более продолжитель­ной, материальные сдвиги накапливаются незаметно, но достигают значительной глубины. Это приводит к медленному развитию утомления и длительному раз­вертыванию восстановительных процессов" причем в большей степени затянутых во времени, нежели в первом случае. Зависимость динамики восстанови­тельного периода от характера, объема и интенсивно­сти выполнения работ была подтверждена в исследованиях, проводившихся на разных объектах и в разных условиях, в том числе и в условиях спор­тивной практики. Полученные данные в общих чер­тах подтверждают описанные выше закономерности. В частности, восстановительные процессы после тре­нировочных нагрузок, направленных на развитие вы­носливости, силы, отличаются более длительным восстановлением функциональной активности систем по сравнению с нагрузками, способствующими разви­тию скорости.

Динамика восстановительных процессов помогает оценивать не только интенсивность, но и величину произведенной организмом работы и степени глубины утомления.

Зависимость восстановления различных функций организма от характера, интенсивности, объема пред­шествующей нагрузки у спортсменов разной специа­лизации наблюдали многие исследователи [10, 26, 27, 66, 73, 74].

Изучение особенностей восстановительного периода представляет также большой интерес, так как помо­гает определить влияние чередования повторной дея­тельности с отдыхом на функциональное состояние систем и организма в целом. Известно, что эффектив­ный выбор момента для повторной деятельности в плане повышения функциональных возможностей ор­ганизма ограничен состоянием систем и, следователь­но, временем. Если тренер и спортсмен своевременно не воспользуются необходимым состоянием систем в период отдыха в виде требуемого подкрепления, то достичь новых качественных сдвигов им будет труд­но. Только многократное повторение соответствую­щих тренирующих средств, выполняемых в заранее известных состояниях организма, способствует дости­жению намеченной цели.

Еще Н.Е. Введенский и И.М. Сеченов обратили внимание на то, что частота повторной деятельности влияет на особенности функционального состояния органа. Они установили, что ответная реакция ткани определяется временными соотношениями между интервалом раздражения" и "интервалом возбужде­ния". Говоря о значении интервала между раздраже­ниями, необходимо упомянуть о их точке зрения на развитие процесса утомления. Они полагают, что на этот процесс, прежде всего, влияют величина произ­веденной работы, во время которой происходят био­химические изменения в мышце, и интервал отдыха между раздражениями. При этом, варьируя одну лишь частоту раздражения, можно получить все раз­нообразие функциональных проявлений любого орга­на [13, 52].

Рассматривая выполняемую человеком работу как комплекс элементарных рабочих реакций, разделен­ных интервалами отдыха И.М. Сеченов говорил о необходимости учитывать при определении длитель­ности отдыха как продолжительность периода функционального покоя в интервалах между работа­ми, так и длительность интервалов между элементар­ными реакциями. После установления этих общебиологических закономерностей проблема орга­низации рабочего процесса была определена как проблема режимов работы и отдыха.

Ю.В. Фольборт обратил внимание на той факт, что исследуя один и тот же объект в сходных условиях эксперимента, нельзя получить совершенно одинако­вые данные изменения работоспособности. Изучение этого явления показало, что оно определяется ритмом чередования опытов с длительным воздействием на органы. Так, при интервалах отдыха, не позволявших работоспособности вернуться к исходному уровню, повторная деятельность от опыта к опыту приводила к хроническому утомлению. Если же повторная дея­тельность проводилась через интервалы отдыха, дос­таточные для полного восстановления, то с каждой последующей нагрузкой наблюдалось все более дли­тельное поддержание высокого уровня работоспособ­ности, а также меньшая степень снижения ее во время длительной деятельности и более интенсивное восстановление. В результате последний факт автор рассматривает как проявление тренировки [67].

Следует указать, что частота повторения работы в процессе тренировки, оказывая влияние на изменение работоспособности органа, вызывает соответствующую направленность в изменении обмена веществ в мыш­цах: гипертрофия, уравновешенность, атрофия [70].

Увеличение объема производимой работы предъяв­ляет повышенные требования к организму человека, что в свою очередь, послужило основанием для проведения целого ряда исследований по созданию режи­мов трудовой деятельности и отдыха применительно к многим видам профессиональных работ.

Конструируя благоприятные режимы, исследовате­ли пользовались самыми различными способами, в том числе и подбором наилучших вариантов на осно­вании временных показателей. Однако последний се­бя не оправдал.

Чтобы найти лучшие из возможных вариантов, необходимо знать критерии построения разных режи­мов чередования работы и отдыха. В.С. Фарфель от­мечает, что полученные данные одного вида деятель­ности не могут быть применены к другим видам или к тому же виду, но в другой рабочей обстановке [66]. Поэтому необходимо разработать на основе экспери­ментальных данных систему управления развитием функциональных возможностей футболистов специ­альными игровыми технико-тактическими средства­ми. Для этого нужно иметь соотношение количественно выраженных значений физического воздействия по факторам: интенсивности, продолжительности, режи­мов чередования серий упражнений с отдыхом, коли­чества повторений серий и структуры игровых упражнений. Только на их основе можно разработать модели занятий с разными задачами и с заранее известными по направленности ответными реакциями систем организма.

Оптимизация различных сочетаний режимов чере­дования серий игровой деятельности и отдыха прес­ледует цель снижения уровня утомления при возрастающей силе тренировочных воздействий, дос­тижения высокой специальной работоспособности не только в отдельных матчах, но и на протяжении ряда игр с оптимальным напряжением физиологических и психологических функций футболистов. Не последнее место занимает тут задача сохранения здоровья и спортивного долголетия спортсмена.

Непосредственная связь режимов работы и отдыха с определенными сторонами работоспособности футбо­листа выдвигает на первый план в качестве критерия эффективности режимов показатели, характеризую­щие состояние различных функций организма, дина­мику и уровень работоспособности, формирующиеся в процессе тренировки. В частности, такими критери­ями могут быть длительность периодов устойчивой высокой специальной работоспособности (в связи с развивающимся утомлением). Чем эффективнее пос­ледовательность и соотношение применяемых режи­мов чередования работы и отдыха, их частота, величина воздействия, тем быстрее можно достичь наиболее продолжительного периода устойчивой рабо­тоспособности, тем больше отношение периода устойчи­вой работоспособности к сумме двух остальных периодов. Кроме того, необходимо учитывать и физио­логические функции, устойчивость которых в течение одного занятия, матча, тренировочного цикла может свидетельствовать, с одной стороны, о правильности выбранной последовательности серий игровых воздей­ствий, а с другой — о создании необходимого соотно­шения функциональной активности систем (срочной адаптации, если речь идет об одном занятии). Устой­чивость физиологических функций в тренировочном цикле может свидетельствовать об эффективности соот­ношения разных режимов чередования занятий и от­дыха, влияющих на отдаленную адаптацию.

Исследования показали, что в период отдыха из­меняются не только количественные, но и качествен­ные показатели работоспособности. Последнее очень важно для спортивной практики, поскольку стадии послерабочего отдыха предопределяют динамику мы­шечной работоспособности во время деятельности и могут служить одним из критериев для построения определенных режимов чередования работы и отдыха [12, 26, 33, 44, 71, 73].

Организм человека имеет способность адаптиро­ваться к мышечной деятельности. Поэтому, исполь­зуя необходимые упражнения и правильно чередуя их с отдыхом, можно дифференцированно влиять на ра­зные системы, совершенствуя организм в нужном направлении. Организм футболиста во время работы и отдыха переживает различные функциональные со­стояния, поэтому отдых между упражнениями играет значительную роль для повышения уровня активнос­ти систем, определяющих специальную работоспособ­ность.

В настоящее время уже очевидно, что уровень развития общей и главным образом специальной ра­ботоспособности определяет достижение спортивного результата. Одним из основных средств развития спе­циальной работоспособности является многократное повторение определенных физических упражнений. При этом повторный характер воздействия упражне­ний предусматривает наличие интервалов отдыха как между упражнениями, так и тренировочными заня­тиями в целом. Длительность этих интервалов варьи­рует от нескольких минут до нескольких часов и суток, в зависимости от характера, объема и интен­сивности предыдущей работы.

В спортивной практике значение режимов работы и отдыха изучалось в зависимости от разных по характеру, интенсивности, продолжительности вы­полнения упражнений, развивающих физические ка­чества. Большой интерес в этом плане представляют данные, свидетельствующие о неодинаковом эффекте в развитии разных сторон функциональных возмож­ностей при многократном повторении однотипных упражнений, но выполняемых с различным чередо­ванием нагрузки и отдыха.

В частности, развивая специальную выносливость у бегунов [39], обнаружили, что выполнение повтор­ной работы в состоянии недовосстановления способствовало большему приросту скоростной выносливос­ти, чем в случаях, когда упражнения повторялись в состоянии повышенной работоспособности. Более то­го, различное чередование упражнений с отдыхом в занятиях (при прочих равных условиях) неодинаково влияет на повышение спортивного результата.

При многократном повторении серии тренировоч­ных занятий в стадии восстановления работоспособ­ности были получены данные, свидетельствующие о значительном приросте в отдаленном результате вы­носливости и меньшем — скорости. Повторные одно­типные занятия, выполняемые в стадии сверх­исходной работоспособности, приводили к большему увеличению скорости и меньшему — выносливости [24, 73].

В тех случаях, когда такие же занятия осуществ­лялись в стадии дорабочего уровня работоспособнос­ти, эффект в развитии скорости был незначительным, а выносливость колебалась в пределах исходного уровня.

Следовательно, выбор того или иного режима че­редования нагрузки и отдыха способствует целенап­равленному развитию необходимых двигательных качеств человека. В связи с тем, что различные режимы чередования работы и отдыха приводят к неодинаковым изменениям мышечной работоспособ­ности, необходимо найти критерии построения режи­ма, необходимого для каждого конкретного случая. В этом плане мы можем сослаться на некоторые иссле­дования [24, 33, 39, 44].

Одним из физиологических критериев построения тренировочных режимов являются стадии послерабочего отдыха, выраженные уровнем функциональных нагрузок. При этом каждая нагрузка влияет на про­текание восстановительных процессов. Поэтому важ­но найти критерий, не имеющий указанного недостатка, который давал бы точную информацию об уровне работоспособности в каждый конкретный момент послерабочего отдыха. Установление взаимос­вязи между изменением ЧСС и мышечной работоспо­собностью человека в восстановительном периоде позволяет утверждать, что таким критерием является частота пульса в фазах реституции.

Такой доступный в условиях практики показатель дает возможность строить не только индивидуальные режимы чередования воздействий и отдыха, но и коллективные. Это подтверждают многочисленные факты совпадения колебаний пульса у людей, выполняющих определенные задания, что напоминает про­цессы резонанса [18]. В процессе тренировки синхронность частоты пульса увеличивалась, особен­но при кооперативном типе межличностного взаимо­действия, когда соперничество ограничивается вербальными реакциями и не влечет за собой нега­тивных поведенческих реакций. Дальнейшее изуче­ние этого феномена, возможно, откроет перспективы в установлении нейрофизиологических механизмов взаимного индуцирования.

Одной из основных задач выявления оптимальных режимов чередования работы и отдыха, наряду с приобретением высокого уровня тренированности в плане функциональных возможностей и тактического мастерства, является сохранение здоровья, увеличе­ние периода активности спортивной деятельности, со­здание условий, способствующих творческому отношению к тренировке. Поэтому данная проблема приобретает и большое социальное значение.

При отсутствии обоснованных соотношений в тре­нировочных программах, в которых повторяются ра­зличные режимы чередования работы и отдыха, наряду с другими неблагоприятными факторами, мо­гут создаваться условия, приводящие к накоплению утомления, снижению иммунологической активности организма, что делает его восприимчивым к различным заболеваниям. В свою очередь, оптимальное со­отношение разных режимов повышает компенсатор­ные возможности организма и тем самым способствует снижению заболеваемости. Это, как из­вестно, положительно отражается не только на уровне срочной работоспособности, но и на спортивном долголетии. Поэтому показатели заболеваемости могут быть и одним из критериев эффективности оптималь­ных режимов работы и отдыха.

Мы кратко рассказали о влиянии каждого из ос­новных факторов, составляющих структуру физичес­кого воздействия, на отдельные системы организма и особенности развития функциональных возможностей при изменении их значений.

Однако тренировочное занятие необходимо рассма­тривать как комплексный раздражитель, физиологи­ческая характеристика которого определяется несколькими факторами: координационной структу­рой выполняемого упражнения, его интенсивностью, длительностью упражнений, режимами чередования нагрузки с отдыхом, количеством повторений упраж­нений. Последовательно изменяя цифровое значение каждого из перечисленных факторов в тренировочном занятии, можно определить границы оптимальных соотношений их применительно к некоторым видам скоростно-силовой деятельности и конкретным случа­ям развития тех или иных физических качеств. В результате сконструированные модели тренировоч­ных воздействий с достаточной степенью точности вызывают определенные, заранее известные соотно­шения функциональной активности систем организ­ма, определяющие скоростно-силовую работоспособ­ность [24].

Мы проводили поиск групп оптимальных соотно­шений функциональных реакций в зависимости от педагогических задач с использованием стандартных, однотипных игровых серий упражнений для футболистов. Многократное повторение тех или иных моделей тренировочных воздействий вызывало определенное изменение функциональных возможностей организма, которое выражалось в создании характерных для ка­ждой модели соотношений активности некоторых си­стем. При этом в одних случаях создавалось соотношение, обеспечивающее развитие скоростных, координационных, силовых возможностей, в других — способствующее развитию скоростной, силовой, координационной выносливости, в третьих — соотно­шение систем, которое каких-либо достоверных изме­нений по сравнению с исходными данными не вызывало [6, 23, 24, 62, 63].

Влияние каждой из моделей тренирующих воздей­ствий специфически сказывалось, в частности, на соотношении качественных показателей мышечной работоспособности, показателей, характеризующих активность дегидрогеназы в лимфоцитах крови. Последнее оценивалось индексом, отражающим степень задействованности "длинных" и "коротких" участков цепей дыхательных переносчиков в митохондриях, мобилизация которых зависит от перераспределения метаболических потоков и преимущественной актив­ности либо малатного шунта, либо глицерофосфатного шунта и сукцинатдегидрогеназного звена в цикле Кребса.

Вместе с тем превышение оптимальной силы воз­действия на организм за счет количества упражнений вызывает изменение заданных соотношений функци­ональной активности систем. При этом изменяется цитохимическое соотношение активности систем, обе­спечивающих деятельность организма в заданном ре­жиме и переход его в другой режим. Поставленная задача развития какого-либо качества (например, ско­рости) не соответствовала реакции показателей, обес­печивающих ее решение. Кроме того, сопоставление,, многих факторов позволило еще раз убедиться в неэффективности попытки развивать в одном трениро­вочном занятии несовместимые по физиологической и биохимической основам функциональные качества, например выносливость и скорость, тонкость коорди­национных дифференцировок и силовую выносли­вость и т.д.

Все вышеуказанное подтверждает необходимость нахождения тренирующих воздействий, т.е. количе­ственных соотношений факторов структуры трениру­ющих воздействий для каждого конкретного случая спортивной специализации, в частности для футболи­стов.

Практика тренировки футболистов показывает, что сейчас основное внимание уделяется объему и интен­сивности работы, такой подход до определенного вре­мени давал положительные результаты, однако не решил и не может решить проблему дифференциро­ванного управления функциональными »возможностями организма, которое во многом зависит от различных соотношений элементов нагрузки. Следовательно, в тренировочных уроках и микроциклах необходимо использовать различные структуру упра­жнений, интенсивность, продолжительность, режимы чередования игровых серий с отдыхом, количество повторений. Эти элементы должны дифференциро­ваться по количественным соотношениям с установ­лением границ взаимных влияний тренирующих факторов и алгоритмов их применения для развития определенных сторон функциональных возможностей и одновременно совершенствования соответствующих технико-тактических структур игры. Практика фут­бола испытывает потребность в таких данных.

Нами были проведены специальные исследования с целью выявления целесообразности соотношений продолжительности серий игровых упражнений, их интенсивности, количества повторений, режимов чередования серий игры с отдыхом, при этом учитывались стоимость вклада каждого из факторов в систему управления функциями организма, особенности взаи­мовлияния, границы соприкосновения каждого фак­тора и возможности их распределения во времени в зависимости от характера и продолжительности от­ветных реакций. Мы преследовали цель создания моделей тренирующих воздействий применительно к конкретным задачам тренировки, направленной на развитие в одних случаях специальных скоростных и координационных двигательных возможностей, в дру­гих — специальных видов выносливости (скоростной, координационной, силовой, психологической), в тре­тьих — создание условий, поддерживающих достиг­нутое функциональное состояние. Все эти стороны специальной работоспособности развиваются с помо­щью технико-тактических средств тренировки, поэто­му необходимо создавать условия для более быстрого повышения специального мастерства футболистов.

На основе моделей тренировочных занятий и осо­бенностей их влияния на ответные реакции организма необходимо разработать программу тренировочного процесса, целью которой было бы управление адапта­цией разных сторон организма футболистов и подве­дение их к наивысшим границам функциональных возможностей в проявлении специального мастерства.

Использование таких данных в условиях практики (с учетом конкретных состояний футболистов) дает возможность тренеру заранее прогнозировать направ­ленность сдвигов в организме футболиста, строить необходимые циклы тренировочного процесса и прог­рамму в целом и тем самым повышать эффективность управления разными сторонами подготовки высокок­валифицированных игроков.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13




Похожие:

Методологические основы разработки моделей тренировочных занятий iconРасписание учебно-тренировочных занятий отделения спортивного совершенствования, групп офп, «Здоровья» на 2010-2011 учебного года

Методологические основы разработки моделей тренировочных занятий iconВопросы к зачету для заочной и сокращенной формы обучения по дисциплине «Методологические основы психологии»

Методологические основы разработки моделей тренировочных занятий iconУтверждено на заседании кафедры педагогики и педагогических технологий
Методологические, психофизиологические и психолого-педагогические основы математического образования дошкольников
Методологические основы разработки моделей тренировочных занятий icon«Предмет, задачи, методологические основы психологии труда»
Петровский В. А. Личность в психологии: парадигма субъектности. — Ростов на/Д, 1996
Методологические основы разработки моделей тренировочных занятий iconКруглик Сергей Иванович методологические основы управления жилищной сферой городов россии
Работа выполнена в гоу впо «Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет»
Методологические основы разработки моделей тренировочных занятий iconПояснительная записка
Ивочкин В. В., -москва, Издательство «Советский спорт» 2007г и 2005г. 108с и 104 с в программе указаны темы для теоретических и практических...
Методологические основы разработки моделей тренировочных занятий iconМетодическая разработка по физической культуре теоретико-методологические основы обучения технике бега
Развивать навыки обучающихся в технике бега и совершенствовать учащихся в его выполнении
Методологические основы разработки моделей тренировочных занятий iconПланы семинарских занятий дисциплина: основы профориентологии специальность «Педагогика и психология» 4 курс Тема: Научно-практические основы профориентологии Занятие №1 (2 часа)
...
Методологические основы разработки моделей тренировочных занятий iconПоточный метод тренировки в хоккее
Повышение спортивного мастерства требует не только качественных сдвигов в учебно-тренировочной и воспитательной работе, но и существенных...
Методологические основы разработки моделей тренировочных занятий icon«Моделирование и формализация. Создание и разработка моделей на компьютере». «Основы генетики»
Разработка интегрированного урока по биологии и информатике и икт учителей гбоу сош №634
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©zazdoc.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы